gototopgototop

Виктимология и ее основные категории и понятия в отечественной и зарубежной науке
Виктимология и ее основные категории и понятия в отечественной и зарубежной науке
Библиографический список

Ольга Олеговна Андронникова, кандидат психологических наук, доцент,
зав. кафедрой практической психологии Новосибирского гуманитарного института,
гештальт-терапевт, психодраматист, арт-терапевт.

Виктимология и ее основные категории и понятия в отечественной и зарубежной науке

Термин “виктимное поведение” возник в рамках криминальной виктимологии. Виктимология в буквальном переводе означает “учение о жертве” (от лат. viktima - жертва и греч. logos - учение). Появившись изначально как элемент народного творчества, виктимология как научное направление начала складываться в 40-50-е гг. ХХ столетия.
Длительное время, отвечая потребностям социальной практики, развивалось лишь криминальное направление виктимологии, представленное значительным количеством теоретических и методологических разработок отечественных и зарубежных авторов (Алексеев А.И., Антонян Ю.М., Васильев В.Л., Мамайчук И.И., Гизляев Ф.Г., Гулевич О.А., Коновалов В. П., Полубинский В. И., Ривман Д.В., Рыбальская В.Я.и т.д). Однако в результате невозможности узкого рассмотрения явления виктимности, возникла необходимость системного подхода к данному явлению, в рамках междисциплинарного анализа. С этой точки зрения виктимность может рассматриваться как социальное явление, как индивидуальная психологическая характеристика лица с его виктимологической активностью, как комплекс биопсихологических особенностей индивида и как массовое социальное явление. Таким образом, виктимность и виктимное поведение лица становится предметом пристального внимания социологии, социальной психологии (Мудрик А.В., Хартман С., Анлауф К., Туляков В.А., Холыст Б., Эминов В.Е., Еникеев М.И), психологии личности (Васильев В.Л., Мамайчук И.И.,Догадина М. А., Пережогин Л. О., Прозументов Л.М., Франк Л.В.), психопатологии (Асанова. Н.К., Рыбальская В.Я., Спиваковская). На современном этапе изучение психологических аспектов виктимного поведения ведется на двух основных уровнях: как следствие социального процесса и как индивидуальная девиация.
Изучение особенностей проявления виктимного поведения приводит нас к необходимости пристального внимания к личности потерпевшего.
Учитывая, что потерпевшие, поведение которых в допреступной обстановке и непосредственно в ситуации преступления было агрессивным, пассивным, некритичным и т.д., уже обладали определенной виктимной предрасположенностью, становится понятной необходимость пристального изучения личности несовершеннолетнего потерпевшего, ярко проявляющейся в его поведении. Личность несовершеннолетнего потерпевшего еще недостаточно изучена в психологическом, криминологическом (виктимологическом), социологическом и уголовно-правовом аспектах. Глубокое изучение поведения несовершеннолетнего потерпевшего в данных направлениях имеет большое теоретическое и практическое значение в плане виктимологической профилактики различных видов преступлений.
Изучению личности потерпевшего на психологическом уровне большое внимание уделял Л.В. Франк (1971г.) и многие его последователи: В. И. Полубинский (1977, 1979, 1980); В. П. Коновалов (1982); В. Я. Рыбальская (1983, 1984); Ситковский А.Л. (1998); Д. В. Ривман, В. С. Устинов (1998, 2000); А.В.Туляков (2000). Однако большинство авторов рассматривают особенности виктимной личности через криминологические понятия «вины» и «участия жертвы в генезисе преступного деяния» на материале уже состоявшихся жертв. Таким образом, лишь на современном этапе виктимная личность рассматривается через психологические категории и подходы (Ю.А.Клейберг, В.А.Туляков). Данная ситуация приводит к ряду актуальных проблем теоретического, методологического и эмпирического аспектов, часть из которых мы постарались осветить в рамках нашего исследования.
Формирование личности, как положительное, так и дефектное, есть в значительной мере результат воздействия воспитателей, родителей, родственников, друзей, т.е. лиц, составляющих важнейший компонент микросреды субъекта. Учитывая, что социальные качества формируются на протяжении длительного времени в процессе взаимодействия человека с внешней средой, то есть «…разные по характеру и силе внешние воздействия, преломляясь через психофизические данные этого лица, превращаются в его привычки, потребности, становятся критериями предъявляемых к себе и другим требований»[Цит.: 7 с.80], актуально исследовать процесс формирования виктимной предрасположенности личности с детского возраста.
Хотя формирование личности происходит практически всю жизнь, с точки зрения виктимологической профилактики период взросления человека является наиболее важным. Осмелимся предположить, что повышенные виктимные потенции приобретаются индивидом еще в детстве, и тем самым создается реальная (но не фатальная) возможность опасного для него развития событий, хотя сами эти события могут наступить и в отдаленном будущем.
С точки зрения многих авторов (Ю.М. Антонян, В.Л. Васильев, В.П. Голубев, Ю.Н. Кудряков, И.И. Мамайчук), для большого количества потерпевших то обстоятельство, что они стали жертвой преступления, не является случайным, а подготовлено их поведением и личностными особенностями, условиями воспитания и прожитой жизнью [2, 3].
В соответствии с нашими задачами, важно исследовать категории причинности, позволяющие вскрыть главную тенденцию в развитии явления, обуславливающие отклонения от этих тенденций. Так, Антонян Ю.М. в своей работе «Социальная среда и формирование личности преступника» предлагает с этой точки зрения исследовать отклонения у отдельных лиц и дать им причинное объяснение (индивидуальные личностные качества, условия, в которых они формируются, социальная среда, с которой они, как личность, взаимодействуют) [1].
Анализ развития учения о жертве показал, что в настоящий момент нет однозначной теоретической и операционной трактовки основных понятий и категорий виктимологии, что привело к необходимости исследования содержания понятия виктимности, жертвы, виктимного поведения и иных элементов понятийного аппарата общей теории виктимологии, с точки зрения их психологического содержания. Данная работа логически оправдана как задачами нашего исследования, так и структурой диссертации, предполагающей изучение факторов и механизмов детерминации виктимного поведения.
Франк Л.В. [17] ссматривает «виктимное поведение» через категорию виктимности, подчеркивая, что все типы виктимности существуют в двух формах: потенциальной и реализованной. «Виктимность», по определению Л.В. Франка, «… это потенциальная или актуальная способность лица индивидуально или коллективно становиться жертвой социально-опасного проявления»[17,с22].
«Реализованная виктимность» определяется Л.В.Франком как «…реализованная преступным актом личная «предрасположенность», вернее, способность стать при определенных обстоятельствах жертвой преступления»[17, 23]. В.И. Полубинский, критикуя определение Франка, приходит к выводу, «...что при определении виктимности конкретного человека, речь должна идти не о всякой его повышенной способности становиться жертвой, а лишь о такой, которая непосредственно связана с какими-либо особенностями личности и поведения самого пострадавшего, или с его специфическими взаимоотношениями с причинителями вреда.»[9, с. 32]. Б. Холыст вводит в научный оборот понятие виктимогенного потенциала, включающего в себя состояние индивидуальной и групповой виктимизации в конкретный исторический момент, процесс виктимизации, виктимологическую стимуляцию, функциональный механизм соотношения «жертва-виновник преступления»[18].
В.И. Полубинский определяет «индивидуальную виктимность» как «…свойство данного человека, обусловленное его социальными, психологическими или биофизическими качествами (либо их совокупностью), способствующее в определенной жизненной ситуации формированию условий, при которых возникает возможность причинения ему вреда противоправными действиями»[9, с. 33]. Иными словами, Полубинский связывает виктимность исключительно с внутренними качествами индивида, внешним качествам он отводит роль реализаторов потенциальной виктимности.
Репецкая А.Л. определяет виктимность как «…определенный комплекс стабильных типических социальных и (или) психологических (реже физиологических) свойств личности, которые в принципе могут подвергаться коррекции вплоть до их полной нейтрализации (устранения) и которые обуславливают во взаимодействии с внешними обстоятельствами повышенную «способность» человека стать жертвой преступления»[10, с. 54].
В своей работе А.Л. Репецкая (Репецкая А.Л. 1994) выделяет четыре разновидности виктимности[10]:
  1. Виктимогенная деформация личности как совокупность социально- психологических свойств личности, связанных с неблагоприятными особенностями социализации последней, её неудовлетворительной социальной адаптацией. В психологическом плане выражается в эмоциональной неустойчивости, неконтролируемости, сниженной способностью к абстрактному мышлению, повышенной конфликтности. В самом общем виде виктимогенная деформация личности определяется низкой культурой общения. Кроме того, она связана с другими дефектами и сдвигами нравственного и правового сознания. Её эмпирическим индикатором является систематическое проявление названных свойств в конкретной ситуации общения. Таким образом, можно говорить, что виктимогенная деформация личности констатируется через сочетание личностных и поведенческих характеристик.
  2. Профессиональная, или «ролевая», виктимность как объективная в данных условиях характеристика социальной роли человека, независимо от его личностных свойств повышающая опасность посягательств лишь в силу исполнения этой роли.
  3. Возрастная виктимность как биофизическое свойство личности. Речь идет о повышенном риске виктимизации для людей имеющих инвалидность, и некоторых возрастных групп населения, выделяющихся в связи с наличием личностных психических особенностей, проявления возрастной специфики, социализации и адаптации в определенных социальных условиях.
  4. «Виктимность-патология» - виктимность как следствие патологического состояния личности: психическая болезнь, дефицитарность анализаторов зрения и слуха, иные тяжелые соматические расстройства [10].
В реальной жизни указанные проявления виктимности нередко сопутствуют или накладываются друг на друга.
Японский виктимолог Коити Миядзава выделял как общую виктимность, зависящую от социальных, ролевых и гендерных характеристик жертвы, так и специальную, реализующуюся в установках, свойствах и атрибуциях личности. Причем, по утверждению К. Миядзавы, при наслоении этих двух типов друг на друга виктимность увеличивается [16].
В.А.Туляков рассматривает виктимность как отклонение от норм безопасного поведения, которое реализуется в совокупности социальных (статусные характеристики ролевых жертв и поведенческие отклонения от норм индивидуальной и социальной безопасности), психических (патологическая виктимность, страх перед преступностью и иными аномалиями) и моральных (интериоризация виктимогенных норм, правил поведения виктимной и преступной субкультуры, виктимные внутриличностные конфликты) проявлений [15].
С нашей точки зрения, необходимо комплексное, системное определение феномена виктимности как социального, биологического, психологического и морального деформационного отклонения, закрепленного в привычных формах человеческой активности (поведении), обуславливающих потенциальную или реальную предрасположенность субъекта становиться жертвой.
При анализе центрального системообразующего понятия современной виктимологии – виктимности, необходимо заметить, что существует большая путаница в терминах, определяющих виктимность как способность (Франк Л.В), потенциальную способность (Полубинский В.И), годность (Ривман Д.В), жертвопригодность (А.С.Волович), предрасположенность, уязвимость (Рыбальская) или возможность стать жертвой. При обращении к основным категориям общей психологии (Петровский А.В., Ярошевский М.Г.; Теплов Б.М.; Ожегов С.И., Шведова Н.Ю.; Либин А.В.) мы увидим, что из всех возможных терминов виктимности, с нашей точки зрения, наиболее корректным является термин «предрасположенность» как наличие объективных и субъективных условий для развития чего-либо [6].
Таким образом, в рамках нашего исследования мы будем рассматривать виктимность как совокупность свойств человека, обусловленных комплексом социальных, психологических и биофизических условий, способствующих дезадаптивному стилю реагирования субъекта, приводящему к ущербу для его физического или эмоционально - психического здоровья.
Столь же важным для исследования виктимного поведения является виктимологическое понятие жертвы. В конкретно научном смысле жертва преступления – «…это индивид, способный к информативному сигнальному взаимодействию с окружающими»[15,с. 369].
В настоящий момент существуют две основные позиции трактовки понятия «жертвы преступления» в виктимологическом смысле:
  • Первая позиция обоснована Л.В. Франком и его сторонниками, которые полагали, что виктимное понятие «жертвы» более объемное, чем «потерпевший»[17]. Они рассматривают «жертву» как лицо, которому индивидуально или коллективно был причинен прямой или косвенный, материальный, моральный или иной вред общественно опасным деянием [11, 12].
  • Вторая позиция представлена А.Л.Ситковским, который рассматривает «жертву» как физическое лицо, которому непосредственно преступлением причинен физический, материальный или моральный вред [14].
Существует огромное количество разнообразных классификаций жертв, имеющих своей целью:
  • выделение типичных черт потерпевших от конкретных видов преступления[4, 13, 17, и др.];
  • выделение нравственно – психических критериев потерпевших [9];
  • определение особенностей поведения и виновности жертвы[12];
  • различение тяжести преступных последствий, и т.д.
Особое теоретическое и практическое значение для изучения феномена жертвы имеет разработанная Л.В.Франком в рамках криминальной виктимологии классификация потерпевших в целом. Понятие жертвы преступления Франк рассматривает через категорию личности [17]. В отечественной и зарубежной психологии не существует однозначной трактовки данного термина. А.Н. Леонтьев определяет личность как «…качественно новое образование, формирующееся благодаря жизни в обществе», как «…целостность субъекта жизни…. То есть, как системное социальное качество индивида….»[7]. По определению А. Л. Репецкой, личность – это определенная система тех свойств, которые формируют отношение к себе, к внешнему материальному миру и обществу; это отношение проявляется в поведении или деятельности, осуществляемой во внешнем мире и являющейся предметом социальной оценки [10]. Данный подход, базируясь на структуре, предложенной Франком, как нельзя лучше удовлетворяет целям нашего исследования, позволяя выделить основные подструктуры личности с целью их характеристики и классификации.
Л.В. Франк считает, что для виктимологического рассмотрения личности, достаточно характеризовать её четырьмя подструктурами, каждая из которых в свою очередь состоит из подструктур, давно уже выделенных в психологии в достаточно самостоятельные явления, представляющие собой свойства личности [17].
Первая подструктура – исключительно социально обусловленные свойства личности (направленность, моральные свойства, отношения). В этом плане для виктимологии особое значение имеют те черты личности, которые проявляются в характере: отношение к людям, к себе, работе, вещам. Для нашей работы актуальным является изучение «социальной установки» личности, т.е. «склонность, готовность действовать определенным образом», учитывая, что «…установка – это прочное образование, синдром»[5, с. 26].
Вторая подструктура – это индивидуально приобретенный опыт (знания, навыки, умения, привычки, уровень личной культуры). Отсутствие жизненного опыта подростков, недостаточная ориентация в ситуации, слабость эгоструктур в значительной степени увеличивает их виктимность и делает рассмотрение категорий данной подструктуры особенно актуальной для нашего исследования.
Третья подструктура – индивидуальные особенности отдельных психических процессов (формы отражения). Данная сторона личности дает основания для изучения влияния на виктимность психических процессов, связанных с сознанием, чувствами, эмоциями, волей. Под этим углом зрения мы можем изучать, каким образом особенности психических процессов подростков (эмоциональная и волевая неустойчивость, стремление отстаивать собственную независимость и т.д.) влияют на осознанность виктимного, а иногда и провокационного поведения.
Четвертая подструктура – биологически обусловленные свойства личности (темперамент, инстинкт, органические патологические изменения). В частности, для нас важны исследования, связанные с половыми и возрастными особенностями личности подростков, нарушением нервной системы, отклонениями в половой сфере, влияние психопатологических изменений на поведение личности и др [17].
Все эти элементы структуры личности, имеющие виктимное значение, связаны между собой, так как «... личность выступает как воедино связанная совокупность внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия» [11, с.309].
Огромное значение изучению психологических характеристик личности потерпевшего придавали Репецкая А.Л. (1994), Рыбальская В.Я. (1975, 1994), Франк Л.В. (1971). А вот, Минская В.С, Чечель Г.И. и Ривман Д.В. больше обращали внимание на социо – демографическую и социальную характеристику личности [10, 11, 12, 17].
Виктимология наряду с понятиями «жертва» и «виктимность» широко использует понятие «виктимизация». Ривман Д.В. определяет вик­тимизацию как процесс превращения лица в жертву преступле­ния. Таким образом, виктимизация есть категория динамическая. Ривман указывает на необходимость рассмотрения виктимизации в двух аспектах: инди­видуальном (виктимизация отдельного субъекта от конкретного преступления) и массовом (множество, суммарное выражение актов виктимизации, в конечном счете, как виктимизация от преступно­сти). [11]
По сути, виктимизацию можно рассматривать как реализацию вовне присущей личности виктимности.
Однако повышает вероятность превращения лица в жертву преступления не только присущая ему виктимность, но и виктимное поведение. Репецкая А.Л. [10] рассматривает «виктимное поведение» как поведение лица в конкретной предкриминальной и криминальной ситуациях, которое может быть как нейтральным, никоим образом не способствующим его виктимизации, так и «виновным». При этом Репецкая А.Л. подчеркивает, что «виктимное поведение» и «виктимность» понятия не совпадающие, поскольку виктимность не обязательно проявляется в виктимном поведении, а виктимное поведение не всегда является следствием наличия у лица виктимности. Выделяется разовое виктимное поведение, не являющееся следствием наличия у лица виктимности, и определяемое конкретными особенностями ситуации, воспринятой через призму сиюминутных побуждений и, так или иначе, способствующее факту посягательства. Виктимное поведение потерпевшего неоднородно и по своей социальной сущности. Действия или бездействия жертвы могут быть нейтральными в механизме преступления, но могут быть и иными, организующими объективно или в представлении преступника давление на него. В подобных ситуациях потерпевший ведет себя так, что вольно или невольно своим поведением способствует совершению преступного посягательства против себя [10].
При этом могут наблюдаться как социально не одобряемые действия потерпевшего, так и социально одобряемые (например, работника милиции, подвергающегося опасности при вмешательстве в криминальную ситуацию).
В рамках криминальной виктимологии, зачастую, виктимное поведение необоснованно сводится к «виновному» или «отрицательному» поведению потерпевшего, наибольшее внимание уделяется рассмотрению категории “вины” жертвы в генезисе преступления, нас же больше интересует психологические особенности формирования данного поведения с точки зрения категории причинности и предрасположенности к виктимному поведению.

Библиографический список

  1. Антонян Ю.М. Социальная среда и формирование личности преступника. М. 1975.
  2. Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. Изнасилования: причины и предупреждение. М., 1990.
  3. Квашис В. С. Теоретические основы профилактики неосторожных преступлений. М., 1977.
  4. Васильев В.Л., Мамайчук И.И. Анализ личности несовершеннолетних жертв половых преступлений   «Вопросы психологии», 1993, N 1.
  5. Комаровский В.С. Некоторые проблемы измерения социальных установок. «Вопросы философии». 1970, № 7. - с. 26.
  6. Краткий психологический словарь под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. 2-е изд. М., 1990.
  7. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: в 2-х томах – М.,1983.
  8. Лебединский М., Мясников В. Введение в медицинскую психологию.- М., 1966.
  9. Полубинский В.И. Правовые основы учения о жертве преступления. - Горький. 1979. С.32-33.
  10. Репецкая А.Л. Виновное поведение потерпевшего и принцип справедливости в уголовной политике. – Иркутск, 1994.
  11. Ривман Д.В., Устинов В.С. Виктимология. СПб.: 2000г.
  12. Рыбальская В.Я. Проблемы борьбы с преступностью несовершеннолетних. - Иркутск 1994.
  13. Сафиуллин Н.Х., Данилевская М.В., Куликов Н.И. Особенности преступного поведения несовершеннолетних 1995.
  14. Ситковский А.Л. Виктимологическая характеристика и профилактика корыстных преступлений. - М., 1998г.
  15. Туляков В.А. Общая характеристика виктимологической политики в современных условиях. Одесса,  2000.
  16. Уэда К. Преступность и криминология в Современной Японии: Пер. с япон. / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, В.Н.Еремина. - М.: Прогресс, 1989.
  17. Франк Л.В. Виктимология и виктимность. – Душанбе, 1972.
  18. Холыст Б. Факторы, формирующие виктимность // Вопросы борьбы с преступностью. - М., 1984. - Вып. 41. - С. 73-74